Композиция кадра. Ч.Чаплин. Новые времена. Начало.

Ч.Чаплин общеизвестен как актёр-мим. Однако в самых известных своих фильмах он выступал в качестве автора сценария и режиссёра. И, если присмотреться, практически, каждый эпизод его фильма композиционно тщательно выверен и очень часто композиция сама по себе несёт в себе дополнительные смыслы, одновременно усиливая общие смыслы как эпизода, так и всего фильма. Начало фильма “Новые времена” – прекрасный пример такого подхода в фирменном “чаплинском” стиле.

 

Прежде, чем приступить к просмотру – небольшая гипотеза о возникновении такого метода.

Тысячелетняя история бродячих театров определила своё понимание сцены и декораций.

Чаплин вырос при гастролирующем театре и с самого детства принимал участие в спектаклях. Поэтому ему изначально была очевидна и ясна роль художественных решений и место декораций в представлениях. 
Гастроли, с их постоянными переездами предъявляли особенные требования к реквизиту – компактность, лаконичность и выразительность. 

 

Оказавшись в кино, особенно – в период самостоятельной работы – Чаплин органично перенёс этот опыт на экран. В дальнейших статьях и видео мы будем ещё возвращаться к его приёмам.

А теперь – самое время наглядно убедиться в эффективности его композиционных решений.

 

 

Композиция кадра. Оттепель. Эпизод «Допрос».

Композиция кадра важна не только для гармоничного построения кадра. Понимание ее законов помогает внести дополнительные эмоциональные воздействия на зрителя – способами, которые не являются очевидными, т.е., зритель воспринимает эти воздействия не на рациональном, а на подсознательном уровне. Это вызывает глубокое погружение зрителя в эмоции экранных героев, а значит – наиболее сильное вовлечение в сюжет.

Рассмотрим такое применения композиции на примере эпизода из фильма В.Тодоровского «Оттепель».

 Виктор Хрусталев – оператор, один из главных героев фильма – попадает на допрос к следователю Цанину. Цанин обвиняет Хрусталева в убийстве, Виктор не признает обвинений.

Посмотрим, как эта сцена усилена композиционно.

Хрусталев ссутулился и сидит несколько ниже Цанина, а за счет ракурса и перспективы камеры Цанин выглядит крупнее, он буквально нависает над Хрусталевым и явно доминирует в кадре, оптические свойства объектива (ближний объект увеличивается, дальний – уменьшается) усиливают этот эффект: 

Посмотрим с другого ракурса и снова видим – за счет положения камеры Цанин снова «нависает» – уже над зрителем, мы физически ощущаем превосходство следователя и угрозу от него. 

Хрусталев даже на крупном плане выглядит угнетенной, слабой фигурой, он явно находится под давлением массы оппонента и держит оборону:

Проверим наши впечатления наложением кадров:

Для проверки эффекта расположение стрелок на всех иллюстрациях одинаково, это один и тот же слой со стрелками, перенесенный с одного кадра на другие.

Обратите внимание на линию взаимодействия Цанин-Хрусталев.

Линия взглядов совпадает, поэтому, не смотря на монтажные склейки и смену ракурсов, зрительно взаимоотношения героев эпизода и, самое главное – превосходство Цанина, сохранены.

Уже очевидно, как композиция кадра определяет настроение эпизода. Расположение героев и ракурс камеры формируют у нас, зрителей, беззащитность от коварств Цанина и страх за Хрусталева, за его судьбу.

Вызванные композиционными решениями переживания помогают авторам фильма глубже вовлечь зрителей в сюжет, в драматургию фильма.

Попробуйте провести мысленный эксперимент – представьте диалог Цанина и Цыганова снятым стандартным образом – камерой с одного уровня. Вы увидите -эпизод значительно потеряет напряжение.

Проведите мысленный эксперимент – представьте диалог Цанина и Цыганова снятым стандартным образом – камерой с одного уровня. Вы увидите -эпизод значительно потеряет напряжение.

А еще лучше – попробуйте применить этот прием на практике: устройте себе небольшое упражнение с постановкой диалога. Ваши друзья получат актерский опыт, а вы прочувствуете силу композиционных решений!

На этом хитрые сюрпризы фильма не закончились, в следующей статье мы продолжим наше исследование.